Форум для всех, кто хочет научиться писать и реализовать себя в творчестве

Кнопки он/офф аватар

Последние темы


    Термины писателей: риторика, стилистика и т.д.

    Поделиться
    avatar
    Мерлин
    Admin (Профессор Мерлин)
    Admin (Профессор Мерлин)

    НАГРАДЫ :

    Мужчина Сообщения : 914
    Дата регистрации : 2010-03-09
    Возраст : 23
    Откуда : Россия

    Термины писателей: риторика, стилистика и т.д.

    Сообщение  Мерлин в Вс Авг 15, 2010 6:15 pm

    АЛЛЕГОРИЯ — литературный прием, основой которого является иносказание: изображение отвлеченного понятия или суждения при помощи конкретного образа, наделенного жизненными реалиями. Так, зеленая ветка в руках человека с давних пор считается аллегорическим изображением мира, змея и чаша являются аллегорией врачевания, медицины. Библейское изречение: «Перекуем мечи на орала» - аллегорический призыв к миру, к окончанию войн.
    В художественной литературе аллегория используется как средство усиления поэтической выразительности. Образное, предметное ее воплощение создает дополнительные, а порой и новые художественные и смысловые оттенки. Например, лев, волк, медведь, лиса, слон и т.п. в читательском сознании уже имеют свою особую репутацию и поэтому воспринимаются не только как «опредмеченные» подобия той или иной морали, но и как «живые» очеловеченные типы. Не случайно в сказках и баснях хитрость показывается в образе лисы, жадность - в обличии волка, коварство - в виде змеи и т.д. И ныне аллегория может оставаться весьма выразительным приемом повествования, когда скрытый, чаще всего «идеологический» смысл выражается посредством иронической или сатирической интонации («Кролики и удавы» Ф.А. Искандера).
    *
    Анадиплосис («стык») — повторение одного или нескольких слов таким образом, что последнее слово или фраза первой части отрезка речи повторяется в начале следующей части. Тем самым они связываются в единое целое. По современной стихологической терминологии повторение конца стиха в начале следующего. Приём известен с древних времен. Может быть использован в диалогах для создания стилистики древнего текста или фольклора Руси.
    *
    Анаколуф — риторическая фигура, состоящая в неправильном грамматическом согласовании слов в предложении, допущенная по недосмотру или как стилистический приём (стилистическая ошибка) для придания стилистической характерности речи какого-либо персонажа. Анаколуф по природе носит выделительный характер и играет свою роль на фоне грамматически правильной речи. Анаколуфу близка по своей природе синтаксическая заумь — текст, построенный на систематическом нарушении синтаксических правил; и эрратив — текст, построенный на нарушении орфографических правил. Особенно характерно использование анаколуфа авторами XX века, воссоздающими внутреннюю речь человека, не до конца оформленную языковыми нормами (так у Джеймса Джойса, Натали Саррот и др.)
    Литературные примеры
    Анаколуф чаще всего[источник не указан 450 дней] используется для речевой характеристики персонажа, не слишком хорошо владеющего языком (иностранца, ребёнка, просто человека малокультурного). Полковник Скалозуб в комедии «Горе от ума» Грибоедова А. С., говорит вместо «Мне совестно, как честному офицеру»:
    Мне совестно, как честный офицер
    Или у Толстого Л. Н. председатель суда, человек, видимо, воспитанный на французском языке, говорит:
    Вы желаете сделать вопрос?
    Также анаколуф широко применяется как средство юмористического, сатирического изображения:
    Подъезжая к сией станции и глядя на природу в окно, у меня слетела шляпа
    — Чехов А. П. Жалобная книга
    Я недавно читал у одного Французского ученого, что львиная морда совсем не похожа на человеческий лик, как думают ученыи. И насщот этого мы поговорим. Приежжайте, сделайте милость. Приежжайте хоть завтра например.
    — Чехов А. П. Письмо к учёному соседу
    Однако грамматическая неправильность, привлекая к себе внимание, способна придавать речи более экспрессивный характер, и поэтому к анаколуфу писатели разных эпох и направлений прибегают и в авторской речи для создания эмоционального акцента:
    Чувствуемый оттуда запах махорки и какими-то прокислыми щами делал почти невыносимым жизнь в этом месте
    — Писемский А. Ф. Старческий грех
    То, которое бык на Лесбосе вдруг увидев, взревел и, клубясь к ней с холма, ткнулся рогом, войдя ей под мышку
    — Соловьёв С. В. Аморт
    *
    АНАХРОНИЗМ — отнесение различных событий, явлений, бытовых и культурных примет одной эпохи к другой в художественном произведении. Так, анахронизмами буквально пестрят драмы У. Шекспира. В реалистической русской литературе исторической тематики обнаруживается органичный сплав прошлого и настоящего, минувшее максимально приближается здесь к современности, а достигается это в том числе и при помощи сознательного использования анахронизма. Достаточно вспомнить «Бориса Годунова», «Медного всадника», «Капитанскую дочку» А.С. Пушкина, «Тараса Бульбу» Н.В. Гоголя, «Ледяной дом» И.И. Лажечникова, «Войну и мир» Л.Н. Толстого.
    *
    АНТИТЕЗА (от греч. - против; положение) — противопоставление различных понятий или явлений, постановка рядом противоположных по значению слов:

    Я телом в прахе истлеваю,
    Умом громам повелеваю,
    Я царь - я раб - я червь - я бог! (Г.Р. Державин)

    Ты и убогая,
    Ты и обильная,
    Ты и могучая,
    Ты и бессильная,
    Матушка-Русь.(Н.А. Некрасов)
    Антитеза бывает словесная или стилистическая, образная, композиционная, фактически содержательная. Она всегда усиливает эмоциональную окраску поэтической речи, подчеркивает высказываемую с ее помощью мысль. Иногда по принципу антитезы может быть построено все произведение (ярким примером тому служит стихотворение А.А. Фета «Сон и смерть»).
    *
    Антифразис — разновидность тропа, стилистический приём, заключающийся в употреблении слова или словосочетания в противоположном смысле, обычно ироническом.
    Антифразис обычно строится на контрасте формально одобрительного значения или похвалы употребляемого слова или выражения с порицающим или неодобрительным смыслом высказывания, например:
    Мы знаем: вечная любовь
    Живет едва ли три недели.

    — А.С. Пушкин, «Кокетке»
    *
    АРХАИЗМ (от греч. - древний) — устаревшее слово или словосочетание, либо грамматическая или синтаксическая форма, вышедшие из общего употребления. Архаизм бывает лексическим (например, славянизмы) и историческим (историзмами принято называть слова, обозначающие исчезнувшие предметы или понятия).

    В художественной литературе архаизмы широко используются как изобразительный прием с различными стилистическими функциями, в прозаическом или драматическом произведении служат в качестве речевой характеристики персонажа, создавая исторический колорит описываемой эпохи (А.С. Пушкин «Борис Годунов»; И.И. Лажечников «Басурман»; Ю.Н. Тынянов «Кюхля»; А.Н. Толстой «Петр Первый»; Д.Н. Балашов «Государи Московские»), а поэтической речи они придают особую торжественность и приподнятость.
    *
    АРХЕТИП (от греч. - первообраз) — обозначение наиболее общих и основополагающих изначальных мотивов и образов, имеющих общечеловеческий характер и лежащих в основе любых художественных построений. В XX столетии термин введен в широкий культурный обиход швейцарским психоаналитиком и культурологом К.Г. Юнгом (работа «Об архетипах», 1937).
    Являясь по своей сути не самим образом или мотивом, а его схемой, архетип обладает качеством универсальности, соотнося прошлое и настоящее, общечеловеческое и индивидуальное, уже свершившееся и потенциально возможное. Это ощутимо не только в художественной (от древнего ритуала и мифа до произведений новейшего искусства в широком понимании, в том числе литературы), но и в обыденной психической деятельности человека (прежде всего в снах, фантазиях). Юнгианская трактовка архетипа оказала самое непосредственное и заметное влияние на классическую зарубежную литературу прошлого века (Г. Гессе, Т. Манн, М. Фриш, Дж. Джойс, У. Голдинг, М.А. Астуриас, Г.Г. Маркес и др.).
    *
    Гипе́рбатон — фигура речи, при которой тема высказывания выделяется путём постановки в начало или конец фразы; при этом также может разрываться синтаксическая связь. Иными словами, гипербатон — разъединение смежных слов.
    Употребление
    Гипербатон используется в основном для усиления выразительности речи. Гипербатон — фигура достаточно изощрённая, оставляющая впечатление вычурности, а поэтому он редко используется в разговорной речи, однако нередко применяющаяся в поэзии, либо аналитических и иных научных документах для выделения смысла[1]:
    И бога браней благодатью
    Наш каждый шаг запечатлён.

    — А. С. Пушкин Полтава

    Дней бык пег.
    Медленна лет арба.

    — В. В. Маяковский. Наш марш
    Другим известным примером применения гипербатона является речь магистра Йоды в кинематографической саге «Звёздные войны».
    *
    Гипе́рбола (от др.-греч. ὑπερβολή — «переход», «преувеличение») — стилистическая фигура явного и намеренного преувеличения, с целью усиления выразительности и подчёркивания сказанной мысли, например «я говорил это тысячу раз» или «нам еды на полгода хватит».
    Гипербола часто сочетается с другими стилистическими приёмами, придавая им соответствующую окраску: гиперболические сравнения, метафоры и т. п. («волны вставали горами»). Изображаемый характер или ситуация также могут быть гиперболическими. Гипербола свойственна и риторическому, ораторскому стилю, как средство патетического подъёма, равно как и романтическому стилю, где пафос соприкасается с иронией.
    *
    Катахре́за (катахрезис, от др.-греч. κατάχρησις — «злоупотребление») — троп или стилистическая ошибка, неправильное или необычное употребление сочетаний слов с несовместимыми буквальными лексическими значениями.
    В катахрезе имеет место соединение слов в переносном смысле вопреки несовместимости их буквальных значений, так что в буквальном смысле имеет место логическая несогласованность, сочетание противоречивых (логически несовместимых) понятий. Причиной противоречия является или необычное соединению слов в переносном значении или одновременное употребление слова в прямом и переносном значении. Частным случаем может считаться употребление слова не в соответствии с этимологическим его значением.
    *
    Климакс (градация) — фигура речи, состоящая в таком расположении частей высказывания, относящихся к одному предмету, что каждая последующая часть оказывается более насыщенной, более выразительной или впечатляющей, чем предыдущая. Употребительнее латинский термин градация.
    Противоположное — ретардация (антиклимакс). Во многих случаях ощущение нарастания эмоциональной содержательности и насыщенности связано не столько со смысловым нарастанием, сколько с синтаксическими особенностями строения фразы.
    *
    Инве́рсия — филологический термин, относящийся к фигурам речи, изменение прямого порядка слов или словосочетаний как стилистический приём. Различают ещё одну разновидность инверсии: гипербатон (так как инверсия часто нужна для литературы (инверсия в литературе), то, если говорить проще, инверсия — это когда сначала идёт глагол, затем — существительное). Нередко рассматривается как разновидность трансформации. Нередко формы инверсии, не принятые в обычной речи, используются в поэзии.
    *
    Оксю́морон, окси́морон — стилистическая фигура или стилистическая ошибка — сочетание слов с противоположным значением (то есть сочетание несочетаемого). Для оксюморона характерно намеренное использование противоречия для создания стилистического эффекта. С психологической точки зрения, оксюморон представляет собой способ разрешения необъяснимой ситуации.
    Примеры
    * Оксюморон часто встречается в поэзии[2]
    И день настал. Встаёт с одра
    Мазепа, сей страдалец хилый,
    Сей труп живой, ещё вчера
    Стонавший слабо над могилой.
    — А. С. Пушкин. Полтава
    * Оксюморон нередко используется в названиях и тексте прозаических литературных произведений и фильмов: «Бесконечный тупик», «Обыкновенное чудо», «С широко закрытыми глазами», «Правдивая ложь», «Общество мёртвых поэтов», «Конец Вечности», «Назад в будущее».
    * Используется для описания объектов, совмещающих противоположные качества: «мужественная женщина», «женственный мальчик».
    * Часто используемым в разговорной речи является оксюморон «наверное, точно» — «Я, наверное, точно приду» или «Да нет, наверное».
    * В разговорной речи порой проскакивает «Ужасно красивая».
    * Иногда в речи можно встретить выражение «Полная пустота».
    *
    Паронома́зия, паронома́сия или анноминация — фигура речи, состоящая в комическом или образном сближении слов, которые вследствие сходства в звучании и частичного совпадения морфемного состава могут иногда ошибочно, но чаще каламбурно использоваться в речи. Чаще всего такие слова оказываются паронимами. Парономасы - разнокорневые созвучные слова,разные по значению.Например: приятно поласкать собаку,но еще приятнее полоскать рот. Например, русское «муж по дрова, жена со двора».
    Если смешение паронимов — грубая лексическая ошибка, то преднамеренное употребление двух слов-паронимов в одном предложении представляет собой стилистическую фигуру, которая называется парономазией.
    Парономазию называют бинарной фигурой стилистики, поскольку в ней принимают участие оба паронима. Эта фигура распространена широко, а сокращённо её можно назвать бинарной.
    Примеры парономазии
    * «И без того жёсткий порядок… стал жестоким».
    * «Что же ты не подтягиваешь, да и не потягиваешь?» (A. C. Пушкин. Борис Годунов)
    * «Нечего их ни жалеть, ни жаловать!» (A. C. Пушкин. Капитанская дочка. Глава XI).
    *
    Варваризм — иностранное слово или выражение, не полностью освоенное языком и воспринимаемое как чужеродное, как нарушение общепринятой языковой нормы. С течением времени это слово может либо выйти из обращения и забыться (например, «комильфо»), либо получить хождение в ограниченных сферах.
    Практически все иностранные заимствования сначала проходят стадию варваризмов. При этом возможны варианты — сохранение графической формы, взятой из родного языка, или графическое оформление по правилам нового языка (в последнем случае длительное время могут сосуществовать равноправные варианты написания, как, например, «риелтор» и «риелтер»).
    В качестве варваризмов могут восприниматься:
    * особенности произношения (Вральман: «Тай фолю этим плеклятым слатеям. Ис такой калафы толголь палфан?» — Фонвизин, «Недоросль»)
    * отдельные слова (Иван: «Авуе, не имела ли ты конесансу с каким-нибудь французом?» — Фонвизин, «Бригадир»)
    * формы словообразования и синтаксические обороты («В Moscou есть одна барыня, une dame… И она имела une femme de chambre, ещё большой росту» — рассказ Ипполита в «Войне и мире» Льва Толстого).
    В истории литературного языка обычно сменяются эпохи усиленного его насыщения варваризмами и эпохи борьбы с ними. Первые свидетельствуют об усвоении форм иноязычной культуры теми группами людей, достоянием и орудием которых является литературный язык; вторая — о начале самостоятельного культурного творчества этих групп (например, усиленное насыщение варваризмами речи русского дворянства в первой половине XVIII века и усиленную борьбу с ними — во второй его половине).
    В качестве художественного приёма, варваризмы применяются:
    * для достижения комического эффекта: «Но панталоны, фрак, жилет, / Всех этих слов на русском нет» (Пушкин, «Евгений Онегин»);
    * в эпохи, когда владение иностранным языком является исключительным достоянием господствующего класса, — для указания на высокое социальное положение действующих лиц.
    *
    Вульгари́зм — термин традиционной стилистики для обозначения слов или оборотов, применяемых в просторечии, но не допускаемых стилистическим каноном в литературном языке.
    *
    Диалектизм — лингвистический термин, объединяющий старые более узкие термины традиционной стилистики: «вульгаризм», «провинциализм» и другие, и обозначающий слово или выражение всякого диалекта, территориального или социального, введенное в литературный язык.
    Диалектизм - слово или оборот речи, употребляемые людьми той или иной местности.
    *
    Иро́ния (от др.-греч. εἰρωνεία — «притворство») — троп, в котором истинный смысл скрыт или противоречит (противопоставляется) смыслу явному. Ирония создаёт ощущение, что предмет обсуждения не таков, каким он кажется.
    По определению Аристотеля, ирония есть «высказывание, содержащее насмешку над тем, кто так действительно думает».
    Ирония — употребление слов в отрицательном смысле, прямо противоположном буквальному. Пример: «Ну ты храбрец!», «Умён-умён…». здесь положительные высказывания имеют отрицательный подтекст.
    Самоирония или антиирония (так, как высказывания могут быть адресованы не только к себе) — ирония, где отрицательные высказывания подразумевают обратный (положительный подтекст) Пример: «Где уж нам, дуракам, чай пить»
    *
    Канцеляризм — слово или оборот речи, характерное для стиля деловых бумаг и документов. Документы, акты, заявления, справки, доверенности пишутся согласно принятой форме, вследствие чего официальные формулы и необходимые штампы деловой речи иногда переходят в разговорный и литературный язык, например, «лесной массив» вместо «лес», «производить поливку» вместо «поливать» и др. Канцеляризмы могут отличаться от соответствующих элементов разговорного и литературного языка грамматически (ср. «имеет быть» вместо «будет»), но особенно характерны отличия в области лексики и синтаксиса. Например, слово «сей» (вместо «этот»), «каковой» (вместо «который»).
    *
    Лито́та, — троп, имеющий значение преуменьшения или нарочитого смягчения.
    Троп преуменьшения
    Литота — это образное выражение, стилистическая фигура, оборот, в котором содержится художественное преуменьшение величины, силы значения изображаемого предмета или явления. Литота в этом смысле противоположна гиперболе, поэтому по-другому её называют обратной гиперболой. В литоте на основании какого-либо общего признака сопоставляются два разнородных явления, но этот признак представлен в явлении-средстве сопоставления в значительно меньшей степени, нежели в явлении-объекте сопоставления.
    Например: «Лошадь величиной с кошку», «Жизнь человека — один миг» и т. п.
    По существу литота чрезвычайно близка гиперболе по своему выразительному значению, почему её и можно рассматривать как вид гиперболы. В старинных работах по риторике гипербола делилась на «увеличение» и «уменьшение». С другой стороны, литоту по её словесной структуре можно классифицировать как сравнение, метафору или эпитет.

    Многие литоты являются устойчивыми оборотами. Значительная их часть является фразеологизмами или идиомами: «черепашьи темпы», «рукой подать», «Денег кот наплакал», «небо показалось с овчинку».
    *
    Мета́фора — фигура речи (троп), использующая название объекта одного класса для описания объекта другого класса.
    2. Оборот речи, состоящий в употреблении слов и выражений в переносном смысле на основе какой-то аналогии, сходства, сравнения.
    В лексикологии — смысловая связь между значениями одного полисемантического слова, основанная на наличии сходства (структурного, внешнего, функционального).
    Метафора не только отражает жизнь, но и творит её. Например, Нос майора Ковалёва в генеральском мундире у Гоголя — это не только олицетворение, гипербола или сравнение, но и новый смысл, которого раньше не было.
    Виды метафоры
    Со времён античности существуют описания некоторых традиционных видов метафоры:

    * Резкая метафора представляет собой метафору, сводящую далеко стоящие друг от друга понятия. Модель: начинка высказывания.
    * Стёртая (генетическая) метафора есть общепринятая метафора, фигуральный характер которой уже не ощущается. Модель: ножка стула.
    * Метафора-формула близка к стёртой метафоре, но отличается от неё ещё большей стереотипностью и иногда невозможностью преобразования в не фигуральную конструкцию. Модель: червь сомнения.
    * Развёрнутая метафора — это метафора, последовательно осуществляемая на протяжении большого фрагмента сообщения или всего сообщения в целом. Модель: Книжный голод не проходит: продукты с книжного рынка всё чаще оказываются несвежими — их приходится выбрасывать, даже не попробовав.
    * Реализованная метафора предполагает оперирование метафорическим выражением без учёта его фигурального характера, то есть так, как если бы метафора имела прямое значение. Результат реализации метафоры часто бывает комическим. Модель: Я вышел из себя и вошёл в автобус.
    *
    Метони́мия — вид тропа, словосочетание, в котором одно слово замещается другим, обозначающим предмет (явление), находящийся в той или иной (пространственной, временной и т. д.) связи с предметом, который обозначается замещаемым словом. Замещающее слово при этом употребляется в переносном значении. Метонимию следует отличать от метафоры, с которой её нередко путают, между тем как метонимия основана на замене слова «по смежности» (часть вместо целого или наоборот, представитель вместо класса или наоборот, вместилище вместо содержимого или наоборот, и т. п.), а метафора — «по сходству». Частным случаем метонимии является синекдоха.
    Пример: «Все флаги в гости к нам», где флаги замещают страны
    *
    Олицетворение (персонификация, прозопопея) — вид метафоры, перенесение свойств одушевлённых предметов на неодушевлённые. Весьма часто олицетворение применяется при изображении природы, которая наделяется теми или иными человеческими чертами, например:
    А и горе, горе, гореваньице!
    А и лыком горе подпоясалось,
    Мочалами ноги изопутаны.
    *
    Провинциализм - слово или оборот речи областного происхождения, необычные в литературном языке
    - областное, местное слово или выражение в общелитературной речи. В школьной теории словесности П. рассматриваются как один из видов погрешностей против чистоты слога (см. Пуризм). Очевидно, однако, что без П. невозможно художественное воспроизведение народной жизни - и их не избегали в областных очерках не только писатели-этнографы, как Максимов, Печерский и др., но и Тургенев ("Записки охотника"), Пушкин ("История Пугачевского бунта"), Гл. Успенский. Перенесение П. из местной речи в общий обиход может служить источником обогащения литературного словаря новыми удачными выражениями, столь свойственными народному языку. Уместность такого перенесения не может быть определена общими правилами: в каждом отдельном случае это вопрос критического такта и вкуса. Научное изучение П. относится к области науки о наречиях и говорах, так называемой диалектологии. В частности, провинциализмы бывают иногда незаменимым пособием при определении этимологии слов; так, тверское слово алабер - порядок - объясняет общеупотребительное слово "безалаберный"; оскомина объясняется областным словом скомить - чувствовать боль; выражение дотла происходит от П. тло - дно и т. д.
    *
    Просторе́чие — слова, выражения, грамматические формы и конструкции, распространённые в нелитературной разговорной речи, свойственные малообразованным носителям языка и явно отклоняющиеся от существующих литературных языковых норм. Носителем просторечия является необразованное и полуобразованное городское население, иногда, слова из разговорной речи употребляют высокопоставленные чиновники[1], с целью найти общий язык с целевой аудиторией.
    Термин «просторечие» был введён Дмитрием Ушаковым в значении «речь необразованного и полуобразованного городского населения, не владеющего литературными нормами».
    От территориальных диалектов просторечие отличается тем, что не локализовано в тех или иных географических рамках, а от литературного языка (включая разговорную речь, являющуюся его разновидностью) — своей некодифицированностью, анормативностью, смешанным характером используемых языковых средств.
    Просторечие реализуется в устной форме речи; при этом оно может получать отражение в художественной литературе и в частной переписке лиц — носителей просторечия. В целом сфера функционирования просторечия весьма узка и ограничена бытовыми и семейными коммуникативными ситуациями.
    Основными чертами просторечия на фонетическом уровне являются:
    * общая небрежность речи. Смазанная картина речи в артикуляторном и акустическом плане;
    * малая громкость, быстрый темп, раскрытие рта минимальное. Речь неразборчивая;
    * чрезмерное упрощение групп согласных. Пример: «скока» вместо «сколько», «щас» вместо «сейчас», «када» вместо «когда»;
    * невыразительная интонация.
    *
    Парцелляция — экспрессивный синтаксический приём письменного литературного языка, при котором предложение интонационно делится на самостоятельные отрезки, графически выделенные как самостоятельные предложения. Парцелляция используется для создания экспрессивной окраски путём отрывистого произношения предложения. Обычно парцеллируемые слова отделяются знаками препинания, но остальные грамматические правила соблюдаются.
    Примеры парцелляции
    * «И снова. Гулливер. Стоит. Сутулясь» (П. Г. Антокольский)
    * «Он тоже пошёл. В магазин. Купить сигарет» (В. М. Шукшин)
    *
    Плеона́зм — дублирование некоторого элемента смысла; наличие нескольких языковых форм, выражающих одно и то же значение, в пределах законченного отрезка речи или текста — а также само языковое выражение, в котором имеется подобное дублирование.[1]. Плеоназм — оборот речи, в котором без надобности повторяются слова, частично или полностью совпадающие по значению.
    Примеры:
    * «пожилой старик»
    * «молодой юноша»
    *
    Ритори́ческий вопро́с — риторическая фигура, представляющая собой вопрос, ответ на который заранее известен, или вопрос, на который даёт ответ сам спросивший. По сути, риторический вопрос - это вопрос, ответ на который не требуется или не ожидается в силу его крайней очевидности. В любом случае вопросительное высказывание подразумевает вполне определённый, всем известный ответ, так что риторический вопрос, фактически, представляет собой утверждение, высказанное в вопросительной форме.
    Риторический вопрос применяется для усиления выразительности (выделения, подчёркивания) той или иной фразы. Характерной чертой этих оборотов является условность, то есть употребление грамматической формы и интонации вопроса в случаях, которые, по существу, её не требуют.
    Риторический вопрос, так же как риторическое восклицание и риторическое обращение, — своеобразные обороты речи, усиливающие её выразительность, — т. н. фигуры. Отличительной чертой этих оборотов является их условность, то есть употребление вопросительной, восклицательной и т. д. интонации в случаях, которые по существу её не требуют, благодаря чему фраза, в которой употреблены эти обороты, приобретает особо подчёркнутый оттенок, усиливающий её выразительность. Так, риторический вопрос представляет собой, в сущности, утверждение, высказанное лишь в вопросительной форме, в силу чего ответ на такой вопрос заранее уже известен.
    *
    Риторическое восклицание (эпекфонесис, экскламация) — приём передачи кульминации чувств. Оно передаёт различные эмоции автора: удивление, восторг, огорчение, радость и т. п. На письме риторическое восклицание обычно представляет собой предложение, оканчивающееся восклицательным знаком. При чтении риторические восклицания выделяются интонационно.
    Какое лето, что за лето!
    Да это просто колдовство
    — Ф. Тютчев
    *
    Сине́кдоха — троп, состоящий в назывании целого через его часть или наоборот. Синекдоха является видом метонимии.
    Синекдоха — приём, состоящий в перенесении значения с одного предмета на другой по признаку количественного между ними сходства.
    Примеры:
    * «Покупатель выбирает качественные продукты». Слово «Покупатель» заменяет всё множество возможных покупателей.
    * «Корма причалила к берегу». Подразумевается корабль.
    *
    Солеци́зм — синтаксически неправильный оборот речи, не искажающий смысла высказывания.
    Лингвистика
    Солецизм, как правило, возникает при нарушении правил согласования членов предложения или правил согласования главных и придаточных предложений.
    Примеры нарушения согласования членов предложения:
    * «Кто нуждается в санаторном лечении, необходимо обеспечить его» (вместо «…будет им обеспечен»).
    * «Один или два моих товарищей» (вместо «…или двое моих товарищей»).
    * «Сколько время?» (вместо «Сколько времени?»).
    Пример нарушения согласования предложений:
    * «Мне совестно, как честный офицер» (А. С. Грибоедов. Горе от ума).
    Пример других солецизмов в русском языке:
    * «Если бы вы захотели бы»
    Несогласованный деепричастный оборот:
    * «Приехав в Белев, по счастию попалась нам хорошая квартира» и др. (Д. И. Фонвизин. Письма к родным)
    * «Хоть я и не пророк, но, видя мотылька, что он вкруг свечки вьётся, пророчество почти всегда мне удаётся» (И. А. Крылов. Плотичка)
    * «Вы согласитесь, что, имея право выбирать оружие, жизнь его была в моих руках, а моя почти безопасна: я мог бы приписать умеренность мою одному великодушию, но не хочу лгать» (А. С. Пушкин. Выстрел)
    Риторика
    Солецизмы характерны для разговорной речи, просторечия, диалектной речи, но их избегают в литературном языке. Поэтому солецизм используется как риторическая фигура для имитации низкого или разговорного стиля.
    В число солецизмов в широком (риторическом) смысле включались плеоназм, эллипсис, эналлага и анаколуф (последний в значительной мере совпадает со солецизмом в лингвистическом смысле).
    *
    Сравне́ние — троп, в котором происходит уподобление одного предмета или явления другому по какому-либо общему для них признаку. Цель сравнения — выявить в объекте сравнения новые, важные для субъекта высказывания свойства.
    Ночь — колодец без дна
    — М. Рыльский
    В сравнении выделяют: сравниваемый предмет (объект сравнения), предмет, с которым происходит сопоставление (средство сравнения), и их общий признак (основание сравнения, сравнительный признак, лат. tertium comparationis). Одной из отличительных черт сравнения является упоминание обоих сравниваемых предметов, при этом общий признак упоминается далеко не всегда. Сравнение следует отличать от метафоры. Сравнения характерны для фольклора.
    Виды сравнений
    Известны разные виды сравнений:
    * Сравнения в виде сравнительного оборота, образованного при помощи союзов как, будто, словно «точно»: «Мужик глуп, как свинья, а хитёр, как черт».
    * Бессоюзные сравнения — в виде предложения с составным именным сказуемым: «Мой дом — моя крепость».
    * Сравнения, образованные при помощи существительного в творительном падеже: «он ходит гоголем».
    * Отрицающие сравнения: «Попытка — не пытка».
    * Сравнения в форме вопроса.
    *
    Тавтоло́гия — риторическая фигура, представляющая собой повторение одних и тех же или близких по смыслу слов.
    Например: «Самый страшный из путей на пути у всех путей».
    *
    Хиазм — риторическая фигура, заключающаяся в крестообразном изменении последовательности элементов в двух параллельных рядах слов (например, фраза К. С. Станиславского: «Умейте любить искусство в себе, а не себя в искусстве»)
    *
    Эпи́фора (от др.-греч. ἐπιφορά — принесение, прибавление) — риторическая фигура, заключающаяся в повторении одних и тех же слов в конце смежных отрезков речи. Нередко эпифора используется в поэтической речи (очень часто — в фольклоре) в виде одинаковых или аналогичных окончаний строф (пример — стихотворная пьеса Александра Гладкова «Давным-давно» и одноимённая песня из кинофильма «Гусарская баллада»).
    Противоположностью эпифоры является анафора.
    Примеры
    Фестончики, всё фестончики: пелеринка из фестончиков, на рукавах фестончики, эполетцы из фестончиков, внизу фестончики, везде фестончики.
    — Н. В. Гоголь. Мёртвые души
    *
    Эпи́тет (от др.-греч. ἐπίθετον — «приложенное») — термин теории литературы: определение при слове, влияющее на его выразительность. Выражается преимущественно именем прилагательным, но также наречием («горячо любить»), именем существительным («веселья шум»), числительным (вторая жизнь), глаголом («желание забыться»).

    Эпитет — слово или целое выражение, которое, благодаря своей структуре и особой функции в тексте, приобретает некоторое новое значение или смысловой оттенок.

    Не имея в теории литературы определённого положения, название «эпитет» прилагается приблизительно к тем явлениям, которые в синтаксисе называются определением, в этимологии — прилагательным; но совпадение это только частичное.

    Установленного взгляда на эпитет у теоретиков нет: одни относят его к фигурам, другие ставят его, наряду с фигурами и тропами, как самостоятельное средство поэтической изобразительности; одни отождествляют эпитеты украшающий и постоянный, другие разделяют их; одни считают эпитет элементом исключительно поэтической речи, другие находят его в прозе.

    Александр Веселовский охарактеризовал несколько моментов истории эпитета, являющейся, однако, лишь искусственно выделенным фрагментом общей истории стиля.[1]

    Теория литературы имеет дело только с так называемым украшающим эпитетом (epitheton ornans); название это неверно и ведёт своё происхождение из старой теории, видевшей в приёмах поэтического мышления средства для украшения поэтической речи; но только явления, обозначенные этим названием, представляют собой категорию, выделяемую теорией литературы в термине «эпитет».

    Как не всякий эпитет имеет форму грамматического определения, так не всякое грамматическое определение есть эпитет: определение, суживающее объём определяемого понятия, не есть эпитет.

    Логика различает суждения синтетические — такие, в которых сказуемое называет признак, не заключённый в подлежащем (эта гора высока) и аналитические — такие, в которых сказуемое лишь повторяет признак, уже имеющийся в подлежащем (люди смертны).

    Перенося это различение на грамматические определения, можно сказать, что название эпитета носят лишь аналитические определения: «рассеянная буря», «малиновый берет» не эпитеты, но «ясная лазурь», «длиннотенное копьё», «щепетильный Лондон», «Боже правый» — эпитеты, потому что ясность есть постоянный признак лазури, щепетильность — признак, добытый из анализа представления поэта о Лондоне, и т. д.

    Для логики это различение не безусловно, но для психики творящей мысли, для истории языка оно имеет решающее значение.

    Эпитет — начало разложения слитного комплекса представлений — выделяет признак, уже данный в определяемом слове, потому что это необходимо для сознания, разбирающегося в явлениях; признак, выделяемый им, может нам казаться несущественным, случайным, но не таким он является для творящей мысли.

    Если былина всегда называет седло черкасским, то не для того, чтобы отличить данное седло от других, не черкасских, а потому, что это седло богатыря, лучшее, какое народ-поэт может себе представить: это не простое определение, а приём стилистической идеализации. Как и иные приёмы — условные обороты, типичные формулы — эпитет в древнейшем песенном творчестве легко становится постоянным, неизменно повторяемым при известном слове (руки белые, красна девица) и настолько тесно с ним скреплённым, что даже противоречия и нелепости не побеждают его («руки белые» оказываются у «арапина», царь Калина — «собака» не только в устах его врагов, но и в речи его посла к князю Владимиру).

    Это «забвение реального смысла», по терминологии A. H. Веселовского, есть уже вторичное явление, но и самое появление постоянного эпитета нельзя считать первичным: его постоянство, которое обычно считается признаком эпики, эпического миросозерцания, есть результат отбора после некоторого разнообразия.
    Возможно, что в эпоху древнейшего (синкретического, лирико-эпического) песенного творчества этого постоянства ещё не было: «лишь позднее оно стало признаком того типически условного — и сословного — миросозерцания и стиля, который мы считаем, несколько односторонне, характерным для эпоса и народной поэзии». Эпитеты могут быть выражены разными частями речи(матушка-Волга,ветер-бродяга,очи светлые,сыра земля).

      Текущее время Пн Авг 21, 2017 2:06 pm